Меню

Павел Бондаренко: «Хирургическая офтальмология объединила два моих увлечения – современные технологии и хирургию».

У врача-офтальмолога елабужского филиала Семейной клиники «ТАНАР» Павла Бондаренко запись практически всегда полная. Опытный рефракционный хирург, член Общества офтальмологов РТ провел уже не одну сотню операций. А на приемах-консультациях он проводит комплексное обследование глаз, дает рекомендации, подробно объясняя каждое свое назначение. К маленьким пациентам врач-офтальмолог проявляет максимум терпения, разными способами уговаривая их «заглянуть в бинокль» нужного аппарата. В промежутках между приемами нам удалось поговорить с Павлом Бондаренко.

- Павел Сергеевич, что сподвигло Вас переехать из Луганска именно в Татарстан? Как вам здесь работается?

- Как говорят: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Когда начался политический конфликт, переходящий в военные действия в Украине, мы начали задумываться о том, чтобы поменять место жительства на более безопасное. В это время меня и еще четырех специалистов - отоларинголога, терапевта, анастезиолога и педиатра пригласил через Интернет на работу главный врач Мамадышской ЦРБ Хазиев Дамир Фаязович. Помимо работы Дамир Фаязович гарантировал обеспечить нас жильем и выделить стартовую материальную помощь. Мы все приняли его предложение, и он выполнил свои обещания. Таким образом, мы с женой и двумя детьми перебрались жить в Татарстан. Нас здесь тепло встретили, помогли с подтверждением сертификатов, с их адаптацией к российским стандартам.

В Луганске я работал в современной частной клинике. Наш руководитель - профессор Андрей Михайлович Петруня - ездил по всему миру, перенимая все лучшее, что было у зарубежных коллег. Мы работали по европейским стандартам, используя новейшее оборудование для диагностики и лечения пациентов. На тот момент, когда я приехал в Мамадышскую ЦРБ, оборудование офтальмологического кабинета было на уровне 80-х годов. Главный врач поддержал меня и здесь. Мы написали в Министерство здравоохранения РТ и затем, для согласования финансирования, Президенту РТ. Необходимые средства были выделены, современная аппаратура для операционной и двух офтальмологических кабинетов закуплена. И я начал проводить операции по поводу катаракты, глаукомы, новообразований. На Мамадышский район выделяется квота на 100 операций в год, остальные – платные. Кроме меня, с 2016 года прием пациентов ведет еще один молодой коллега.

- Вы еще и опыт передаете?

- Получается, что так. В нашей профессии очень важен опыт – это знания, которые закрепляются на практике. У нас также есть возможность продолжать повышать квалификацию на курсах усовершенствования, участвовать в научно-практических конференциях различного уровня.

- А как вам работается в елабужском филиале Семейной клиники «ТАНАР»?

- Мне нравится коллектив клиники. Здесь я также могу провести комплексное обследование зрения как у детей, так и у взрослых на современном оборудовании, проконсультировать по вопросам, касающимся органа зрения и, в случае необходимости, направить в специализированные офтальмологические центры для более сложного лечения. Кроме того, пациенты, которые не могли попасть ко мне в Мамадыше, приезжают на прием сюда.

- Отличается ли предоставление медицинских услуг населению в Украине и в России?

- Я некоторое время, пока в Мамадыше все обустраивалось, работал в одной из частных офтальмологиеских челнинских клиник. Могу сказать, что в частной медицине уровень примерно одинаковый. Государственная медицина отличается: в России  медицинское страхование, финансирование идет на каждого пациента отдельно; в Украине медицина бюджетная, финансирование общее - распределяется по регионам. Оснащение в Мамадышской ЦРБ значительно выше, чем в подобных районных больницах Луганской области.

- Вы – продолжатель врачебной династии, оперирующий хирург. Почему выбор пал именно на офтальмологию?

- Сначала я получил общее хирургическое образование, а затем специализировался в «офтальмологической хирургии». У меня был выбор. Я мог бы остаться в хирургии, так как мои отец и бабушка  - хирурги, я со второго курса работал в операционной, чувствовал себя там «как рыба в воде». Моя мама – офтальмохирург, и меня тоже в какой-то момент заинтересовала микрохирургия глаза. В офтальмологии используется большое количество новейших методик и технологий, это медицинское направление динамично развивается, и для меня оно интересно. Уверен, что выбрав это направление, я нашел себя окончательно. Хирургическая офтальмология объединила два моих увлечения – современные технологии и хирургию. В своей работе я стремлюсь к взвешенности и использованию старейшего принципа медицинской этики primum non nocere  (дословно: «прежде всего — не навреди»).  Я горжусь тем, что я доктор в четвертом поколении, и для меня моя работа – это возможность помогать людям, развиваться самому. Думаю, для человека очень важно искать и найти в жизни возможности, чтобы исполнить свое предназначение.

- Какие чувства вы испытываете перед началом операции?

- Для хирурга операция – рутинный процесс, однако, её результат зависит от многих факторов. Начиная операцию, я испытываю волнение от чувства неизвестности, которое проходит, когда вовлекаешься в детали. Есть одна маленькая хитрость, которая помогает быстрее справиться – делать то, что должен, максимально хорошо, и будет именно так, как задумано Богом. Гораздо важнее, что чувствует пациент. Перед операцией готовишься, настраиваешься и в то же время больше внимания обращаешь на подготовку к ней пациента, стараешься найти контакт, успокоить, объяснить, что в данный момент это для него важно, не надо бояться. Ведь для человека даже слово «операция» – это сильнейший стресс.

- Во время операций на глаза человек ничего не чувствует?

- Мы используем только местное обезболивание, врач общается с пациентом. Человек видит свет, чувствует прикосновения, но это не боль. Учитывая, что в Мамадышском районе много татароязычного населения, я уже выучил определенный набор фраз, необходимых для поддержания контакта во время операции и приема.

- Такие операции делают при помощи лазера?

- Такое мнение бытует в народе. Но, как специалист, я Вам должен объяснить, как она происходит на самом деле. Например, если мы говорим об операции по поводу катаракты, то делаются микропроколы до двух миллиметров, и собственно сам хрусталик измельчается (раздробляется) ультразвуком, остается только «сумочка», и в нее имплантируется новый искусственный хрусталик. А поскольку маленькие разрезы и нет швов, бабушки считают, что хирургическое вмешательство проведено лазером.

- Добившись в жизни, в профессии уже многого, о чем Вы еще мечтаете?

- Хотелось бы достичь баланса между работой, семьей и будущим. Быть гармоничной личностью, при этом сочетая и профессиональные качества, которые нельзя оставлять без развития, поскольку медицина – это динамично развивающаяся отрасль. Если ты остановился, от чего-то отстал, то уже помогаешь пациентам не на том уровне, как мог бы. Также и отношения в семье: если перестаешь уделять им внимание, то может произойти какой-то сбой.

Беседовала Светлана Марача

27 комплекс 37 комплекс